Cексолог, сексопатолог

психотерапевт, семейный психолог

Кульгавчук Евгений Александрович, Президент "Профессионального объединения врачей сексологов", действительный член Профессиональной психотерапевтической лиги, г. Москва

Улучшение качества Вашей жизни +7 (495) 66-29-539

Как я работаю

Консультация  сексолога. Как проходит прием у сексолога?

Большинству людей (особенно с “советским” прошлым) нелегко решиться на визит к врачу-сексологу и вслух говорить на такие деликатные темы. Об этом интервью врача сексолога, психотерапевта, Кульгавчука Е.А.  для портала «Мед-инфо»:

Как врач сексолог, психотерапевт помогает своим пациентам преодолеть этот психологический барьер?

Люди приезжают к своему времени, и не томятся в очереди. Кроме этого, например, у нас, медицинский центр многопрофильный , и люди чувствуют себя от этого комфортнее. Администратор центра никогда не называет специальность врача, к которому записались пациенты. И приглашает хоть к урологу, хоть к стоматологу по имени- отчеству врача. Если на прием пришла пара, беседа все равно происходит по-очереди. Я объясняю, что это очень важно — говорить откровенно, но не обидеть друг друга. В начале приема пациент заполняет анкету сексуальной формулы, утвержденной Минздравом, которая позволяет объективизировать проблему и справиться со смущением. Заполнение анкеты настраивает на деловой лад и позволяет продуктивно провести диагностику и саму консультацию. Сексуальная формула СФМ и СФЖ (мужская и женская)- один из методов обследования пациента, помимо осмотра, принятых в отечественной сексологии. Разработана еще основателем тогда еще сексопатологии в нашей стране, профессором Васильченко Г.С., у которого мне довелось учиться. На основании анализа ответов на вопросы врач-сексолог может выставлять предварительный диагноз. Опытный врач, взглянув на анкету, может сразу понять, где стоит искать проблему, какие уточняющие вопросы стоит задать. Анкета позволяет оценить как нейрогуморальную, так и психическую составляющую. Увидеть дисгармонию, оценить психосексуальное развитие. СФМ и СФЖ являются ценными инструментами в диагностике сексуальных расстройств.
Человек при заполнении анкеты становится не исследуемым под микроскопом, а соучастником диагностического и терапевтического процесса с первых минут приема, о чем я нередко говорю в начале. Задает вопросы, по ходу и мы уже становимся своеобразными сотерапевтами. После заполнения людям иногда самим становится понятнее причина их расстройства. Далее происходит беседа. Человек рассказывает, что его беспокоит. Я молча внимательно слушаю, и пишу вопросы по ходу рассказа пациента. Затем я задаю их, и мы переходим к диагностике и намечаем пути решения. По моим наблюдениям, смущение уходит в первые 5 минут общения.

Как пациент может со своей стороны подготовиться к приему?

Многие приходят с записями, некоторые предварительно пишут мне письма по электронной почте. Я считаю, что это очень добрый знак. Такие люди изначально пытаются разобраться. И им нужна помощь, которую они готовы принять. Работа с этими людьми идет более быстрыми темпами, ведь их не надо выводить на мотивацию и осознание того, что многое в их руках. Восприятие терапевтического процесса, как в первую очередь, объективного консалтинга позволяет достигать хороших результатов.
Некоторые пациенты бывает, находятся на стадии обиды, либо инфантильного неконструктива, что приходится корректировать. Например, мужчина считает, что у него «эректильная дисфункция «, но я вижу, что он невротизирован, и проблема во взаимоотношениях и его влечении.
Стараемся показать, что важно уметь ухаживать за женщиной, чтобы она была более доброжелательной и сексапильной. На фоне плановой физиотерапии (считаю, она полезна всем мужчинам раз в три года после 30 лет), у этого мужчины может появляться влечение и эрекция уже без искусственных стимуляторов. Поэтому важно по-возможности приходить на прием не как в парикмахерскую с просьбой «подстригите, не знаю, как хочу», а со своей историей и желанием решить вопрос. Очень мешают в процессе взаимные обиды, которые тоже нужно постараться оставить за дверями кабинета.
Иногда пара настолько привыкает «дуться» друг на друга, что им необходимо наглядно показать это. Поскольку в их домашней обстановке они при этом могут выполнять какую-то домашнюю работу с обиженным лицом, или сидеть, уткнувшись в компьютер, такие молчанки у некоторых могут занимать часы и даже дни. В моем кабинете люди лишены возможности изображать кипучую работу, и сидят в креслах друг напротив друга. Поэтому иногда важна бывает психотерапевтическая пауза. Не так давно, после того, как оба моих пациента привычно замолчали, обидевшись друг на друга, и очень ждали, когда я буду заполнять эти паузы. А я замолчал, внимательно разглядывая обоих. Эти 3 минуты полного молчания были непростыми. Но за эти три минуты они оба отчетливо поняли, за много лет, что это путь в никуда. И по-доброму рассмеялись. С этого момента началась настоящая терапия отношений, и скоро их семья пошла на поправку.

Если на прием приходит пара, всегда ли Вы работаете сначала по очереди с мужчиной и женщиной? Как Вы действуете в дальнейшем (например, как доносите до второй половины суть претензий)?

Обычно я задаю вопрос — «кто является инициатором посещения?». И начинаю именно с него, поскольку вторую половину иногда вообще все устраивает. Если забронирован всего час, и мы не успеваем выслушать вторую половину, я даю первые задания и записываю второго участника. Слово «претензии» я с первого приема перевожу, как «пожелания», и требую, чтобы люди не только так говорили, но и думали. Это направляет людей навстречу, а не в разные стороны. Сбор пожеланий весьма кропотливая и деликатная работа. Я выясняю предпочтения, как в поведении, так и одежде, сексуальный опыт, фантазии, содержание эротических снов. Кто бывает не готов, это дается на домашнее задание. Составляется карта на каждого участника. Впоследствии, если я обнаруживаю совпадения, я просто рекомендую их выполнение, говоря о том, что мне кажется, это, возможно, может понравиться обоим. Очень важно исключить феномен третьего в постели, чтобы у пары было ощущения естественности.

Какую почву имеют под собой большинство проблем сексуального характера ? (Неправильное половое воспитание, детские травмы, неудачный сексуальный опыт, физиологические отклонения и т.д.). Можно ли выделить самые распространенные причины? В каких случаях обычно требуется самое длительное лечение?

Каждый случай индивидуален. Огромное значение имеет, первичное ли это состояние или вторичное. Каков опыт. Каковы представления, какова сексуальная грамотность.
Кстати, специально для читателей Вашего замечательного журнала могу сообщить о простой самодиагностике: в тех случаях, когда при мастурбации все «получается», проблему стоит искать больше не в анализах, а в отношениях и установках.
Часто люди просто не умеют ухаживать за своей сексуальной жизнью. И не понимают, что она сера и скучна из-за того, что они не прилагают к этому никаких усилий. А если нет влечения — нет ни оргазмов, ни эрекций.
Часто я сначала буквально беру на буксир эмоциональную жизнь пары. Работая в рамках разработанной мною программы «Антикризис» для пар со стажем от 3 лет, пациенты, например, составляют список досуга, который им нравится. Ищем компромиссные решения, и часто я помогаю взглянуть на многие вещи по-новому. Например, не так давно мне удалось убедить пациентку сходить в спортбар поболеть за наших хоккеистов с супругом, так как я знал, что ему, как и многим мужчинам, нравится наблюдать за спортивными состязаниями. Сначала эта идея не вызвала у нее восторга, и ранее она всячески его критиковала за это. Он же сексуально не хотел «ругающую маму». Они выполнили мое задание, и, появившись на следующем приеме, сияли, и с порога заявили, что с времен студенчества не испытывали вместе таких ярких ощущений, а он увидел в ней весьма интересную сексуальную «хулиганку». Часто пары в терапевтическом процессе находят время на выполнение, и, смеясь, «докладывают», что иногда выходили из дома, и затем уже входил во вкус, потому что «обещали доктору». Мне кажется, это напоминает «прикуривание» севшего аккумулятора. Да, сначала бывает нужно и волевое принуждение, а затем уже идет и изменение к лучшему сценариев жизни.
Что касается возраста, то ситуация примерно выглядит так: до 50 лет превалируют сексуальные и психологические дисгармонии , которые могут снижать половое влечение, и, как следствие, содействовать аноргазмии , эректильной дисфункции , синдрому тревожного ожидания неудачи и пр.
После 50 лет появляются проблемы соматического характера. К сожалению, возраст нередко дает о себе знать. Здесь может быть и сахарный диабет с полиневропатией, и остеохондроз с болевым синдромом. Все эти состояния могут дезактуализировать сексуальное влечение. Кроме этого, как у мужчин, так и женщин происходят серьезные гормональные изменения.

Были ли случаи в Вашей практике, когда проблема, мучавшая людей очень долго (возможно, несколько лет), решалась буквально за одно-два посещения?

Да, это касается тех случаев, когда к самой проблеме не накопилась вторичная дисгармония. Такие быстрые положительные изменения меня безумно радуют. Приятно видеть счастливые лица. И работа обретает истинный смысл. Особенно меня радуют ситуации, где удалось сохранить семью, в которых уже есть дети. Что же касается разовых моноконсультаций — это как правило, развенчивание мифов. Например, мужчина уверен, что если он не «может час», он уже стал неспособен ни на что. Достаточно оговорить, например, нормы, и объяснить, что важны не монотонные многочасовые утомляющие обоих фрикции, а прелюдия, платоника, игра, страсть, техника. Таких примеров «исцеления» до 30 процентов.

Бывает ли так, что Вашим пациентам требуется подключение других специалистов?

Да, конечно. И прием в многопрофильной клинике — гарантия успеха. В нашем медицинском центре работает не только врач сексолог, но и гинеколог-эндокринолог, уролог, есть современный аппарат УЗИ, дерматовенеролог, отличная лаборатория для практически всех анализов. Поэтому при необходимости мы практикуем комплексный подход. Такие ситуации бывают в 30 процентах случаев- например, у пациентки выраженный болевой синдром при коитусе или у мужчины рези во время семяизвержения. Обследуем, лечим, даем рекомендации «на выпуске». Это очень удобно- все в одном месте. Кроме этого, у меня есть возможность, при необходимости, организовывать настоящий консилиум врачей, что является огромным преимуществом для пациента.

Если говорить о пациентах, которые приходят на прием в одиночку, это чаще мужчины или женщины (и почему)? Кто из них легче “открывается” на приеме?

Примерно наполовину. Я их называю «разведчиками», и они с улыбкой на это соглашаются. Действительно, некоторые сначала идут посмотреть на специалиста, прежде чем уговаривать на прием свою половину. Ведь иногда это своеобразный ва-банк. Я отношусь к этому с пониманием, и часто называю нашу первую встречу взаимными смотринами. Ведь пациент тоже принимает решение, будем ли мы работать дальше. Признаюсь, я не всех беру в работу. Мне неинтересно работать с людьми, которые сами не хотят результатов. Например, некоторые играют в процесс. То есть ничего дома не делают. Говорят, что не успели. На самом деле это низкая мотивация, и они еще не созрели. Жалко бывает, что такие люди созревают тогда, когда уже ничего не вернешь, и готовить энергию и средства уже нужно будет на адвокатов. Иногда бывает, мы работаем так называемым «удаленным доступом», когда мне составляют психологический портрет второй половины. Иногда люди приносят видеозаписи, фотографии. И мы разрабатываем программу, основываясь на реакции второй половины. Но этот путь всегда несколько длиннее, и я стараюсь все же привлекать обоих.

Что касается откровенности, как мужчины, так и женщины весьма открыты после пяти минут беседы. Вы говорили, что нередко выступаете для своих клиентов адвокатом. В каких ролях Вам еще приходится выступать?

Мне нравится эта профессия, поскольку в ней, при творческом подходе, действительно удается творить.
Это и роль адвоката каждого из них, когда приходится защищать их друг от друга. Это и роль переводчика. Например, иногда можно показать, что «пиление» по поводу разбросанных носков — это стремление уважать своего чистоплотного героя. Это роль и юмориста, когда бывает нужно сгладить нервную ноту, особенно на парных встречах. Это роль исповедника, так как люди иногда делятся тем, что их мучает много лет — например, прежние ошибки, когда человек раскаялся, но себя не простил. Это роль аниматора, когда мы разрабатываем индивидуальную программу досуга для пары, которая бы устраивала и радовала обоих.
Это роль строгого родителя, поскольку иногда взрослые люди регрессируют, и ведут себя, как маленькие обиженные дети — «а он обзывается»- «а она сама начала»- и так, если их не остановить, до бесконечности. Это роль учителя, поскольку иногда я провожу мини- лекции по анатомии, физиологии, психологии, сексологии. Это роль стратега, поскольку, если я занимаюсь проблемой, я составляю план действий, думаю об этапности, после встречи размышляю над фразами, интонациями, готовлюсь к встрече, при меняющихся обстоятельствах гибко меняю стратегию. Это лишь маленькая толика. Но наверное, главное в этом всем – это желание созидать. И те пациенты, которые тоже считают, что это важно, находят во мне и единомышленника, и хорошего помощника. На эту тему есть замечательные слова: «Стучите, и откроют вам, ищите и обрящете, просите и дано будет».

Метки: , , , , , , , , , , , , , ,